ПЛЕЧО

Казалось бы, что нет ничего проще, чем ответить на вопрос о том, что же такое плечо? И как это не покажется странным, значение слова по прежнему остаётся так до конца не выясненным. В словарях даётся определение, смысл которого сводится к анатомическому понятию, что плечи начинаются от изгиба шеи, но заканчиваются на локтевом суставе. Однако языковой опыт и чутьё носителей русского языка в большинстве случаев не соответствует словарному значению.

Если следовать опросу, проведённому исследователем означенной проблемы, в котором приняли участие не только обычные русскоговорящие, но и учёные, все они сошлись на том мнении, что плечом является часть туловища от шеи до руки, то есть плечевого сустава, и не является частью туловища от плечевого до локтевого сустава, которое тоже встречается, пусть и в меньшем количестве. Представляется верным именно такое «укороченное» понимание плеча как части туловища от шеи до руки, — говорит исследователь, — не до середины, а до начала руки, то есть не до локтя, а до плечевого сгиба, в том месте где туловище переходит в руку. Такое понимание верно не в смысле безусловной истины, потому что в языке всё условно, но в плане соотношения с языковой действительностью в большинстве речевых действий, в которых применяли заданное слово.

Концептуальная подборка наглядно показала, каким же образом знание может быть структурировано в сознании и как действительное, а не мнимое значение плеча утверждается в языковом самосознании. Подставить плечо, набросить руку пострадавшего на ту часть своего тела, которая проходит от шеи до руки, с тем чтобы, обхватив его другой рукой, легче было идти дальше. Положить на плечо руку. Похлопать по плечу, не по руке, то есть ни по какой её части, либо частить ладонью по верхней стороне туловища от шеи до изгиба, переходящего в руку. Кудри чёрные до плеч, только до этой верхней части туловища, — не до локтей. К плечу головушкой склонилась, то же самое. Костюм узок в плечах, о ширине между шейным отделом и плечевым суставом. Отсюда плечики как то же название вешалки, предназначенной чтобы подвесить одежду за верхнюю часть от шейного выреза до рукавов. В отношении тулупа говорят накинуть на одно плечо. Посадить ребёнка на плечо, — не означает взять его на руки, или у него широкие плечи, — без вытянутых рук. Голова на плечах, то есть не в руках. Плечевые кости, совокупность костей, обеспечивающих опору и двигательную способность верхних конечностей, как правило парные, ключица, лопатка и акромион. Косая сажень в плечах.

Таким образом, с одной стороны имеем совокупный авторитет Биологического словаря, Словаря живого великорусского языка В. И. Даля и Толкового словаря русского языка С. И. Ожегова, и Большой советской энциклопедии, задающие тон в массовых тиражах и главное направление определения расширительного значения плеча; с другой стороны имеем противоречивые ответы, полученные в ходе исследовательского опроса, и речевые факты в языковом самосознании. Как тут быть?

Решение проблемы находится в семологическом обосновании языкового знака плечо по признаку с функцией смежения двойственных понятий, то есть плечи противоположны одно другому как правое и левое плечо. Поэтому можно себе представить человека без руки или даже без обеих рук, но вот человека с одним левым плечом или правым, не говоря уже об обоих, представить себе не можно. Одно плечо всегда должно быть вместе с другим, чтобы на плечах держалась не только голова, но и руки. По этому условию плечи — не то же самое, что и руки. Представляется возможным здесь определить плечо как верхнюю правую либо левую половины пояса от основания шеи до сгиба, односторонне переходящие в соответствующую им руку. И на примере с плечами становится очевидно, что происхождение слова и появление у него прямого значения так и осталось бы тайной за семью печатями, хуже того кануло в лету, если бы не его народное осмысление.

Теперь, когда стало понятно, что часть руки выше локтя не является плечом, тогда что же это!? Логично было бы предположить о том, что эта часть руки от плечевого сустава до локтевого изгиба и есть предплечье. Но и здесь нет общего мнения среди учёных, так как в словарное определение предплечья входит или нижняя часть руки от локтевого сгиба до ладони, или же вся рука от плечевого сустава до кисти. Ошибка в одном неизбежно влечёт за собой ошибку в другом, и так может продолжаться до бесконечности, подобно тому как цепная реакция в термоядерном синтезе, однажды начавшись, не прекращается же. В сознании например не укладывается мысль о предплечье как нижней части руки от того же локтевого сустава и до кисти, а в языковом самосознании предплечье как бы находится «перед плечом», что кстати объясняет любые разногласия по этому поводу. В нашем контексте предплечье — это верхняя часть руки от локтя и до плеча. Как следствие, логически вытекающее из предыдущего суждения, часть руки ниже локтя не может быть предплечьем, так как означенная часть руки не является непосредственно перед плечом. Если это не предплечье, тогда что же это такое? Собственно эта часть руки называется также, — локоть, поскольку имеет место одноимённое название сустава как имеющего отношение к локтю, то есть локтевой сустав. Достойно удивления то, что это слово ускользало до сих пор от всеобщего внимания и не было никого, кто обратил бы на него свой пристальный взгляд, притом что слово было весьма употребительно не только в далёком прошлом, но и остаётся таковым по настоящее время. Именно локтю присуще значение нижней части руки от локтевого сгиба до запястья, анатомия которого представлена в виде одноимённой локтевой и лучевой костей. Удар локтем наносится не суставом как таковым, но в направлении по локтю. Часто применяемая единица измерения длины в старину также называлась локтем и приравнивалась к длине руки от локтевого сгиба до кончика среднего пальца. В речевой практике за локтем закрепилось значение исключительно того сустава руки, который обычно воспринимается как выпирающая локтевая кость, что не противоречит общей логике смысла и вряд ли явится прямым доказательством ошибочности наших рассуждений. И в этом узком значении сочленения между плечом и предплечьем слово локоть в письменных источниках прослеживается только с XV века. Слово предплечье не является естественным образованием, а его значение возникает в массовом сознании вследствие книжного перевода из латинского antibrahium, часть руки от локтя до кисти; часть же руки до локтя в том же латинском называется humerus, чему соответствует устаревшее рамо, то есть раменная кость. Одно из имён главного героя Рамаяны — Рама — означает именно эту часть руки, буквально «Сильнорукий», потому как он был лучшим из лучников. Таким образом, рамена означали части рук от основания шеи до локтевого сустава и включали плечевые и раменную кости вместе с лопатками, так как физически все они тесно связаны между собою и являются в некотором смысле опорными для установки лука или рамой для точной стрельбы из него. Здесь раменная кость функционально объединяется с плечевыми костями, но анатомически это разные части руки. По этой естественной причине в разных источниках плечи и рамена могут быть взаимозаменяемы: плечистый значит имеющий сильные руки. Однако в пору развития хирургической медицины в части анатомии, когда возникла потребность раскладывать всё по косточкам, в плане терминологии произошли изменения как кажется не в лучшую сторону вследствие не совсем удачного перевода с латинского языка слова antibrahium учёными-книжниками. В итоге имеем искусственно образованное предплечье вместо локтя и сужение значения локтя до локтевого сустава и не более того.

Происхождение же палатализованной формы плечо грамматически восходит к ранней форме неполногласного плеко, а эта форма в свою очередь восходит к ещё более ранней форме полногласного полоко по образцу млеко и молоко, что также оказывается частью влияния старославянского адстрата в русском языке или древнеболгарского диалекта. Для рефлексивной формы полоко* находится однокорневое полокъ по смыслу, так как плечи представляются в виде опорных костей и теми же полками либо рамами, на которых что-либо устанавливается. То что это так, подсказывает слово подоплёка — плечевая подкладка как деталь одежды. На этом основании закономерна форма множественного числа плечи с редукцией гласного перед сонорным согласным и последующей вокализацией и смягчением согласного звука перед гласным переднего ряда.

Составители словарей за исключением Биологического и быть может ещё В. И. Даля, как оказывается, ходили не тем путём, переписывая определение плеча и предплечья из научных соображений, причём не обращая внимания на то, что в языковом самосознании плечо и локоть имеют вполне надёжное и конкретное обоснование и не менее научное определение. А это значит, что есть словарное определение плеча, которое перестало соответствовать тому, что имеет смысл в речевой деятельности, и значение локтя, которое сузилось до словарного его определения только лишь как локтевого сустава, и всё это несмотря на то, что помимо него имеется ещё локтевая кость. При составлении научных словарей, как правило, учитывается их узкая специализация в плане терминологии. И по этой причине значение термина в специализированном словаре не всегда и не везде может совпадать по значению с омонимом в толковом словаре. А в таком случае задачи, которые ставятся перед составителями специальных и толковых словарей, оказываются различными и следовательно не могут покрывать друг друга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *