МАСКА

Есть одна веская гипотеза о том, что корень этого слова восходит к арабскому слову maskhara «потеха, шутка», которое в испанском языке представлено уже в виде заимствованного mascara, в итальянском — maschera, а через их прямое посредство оно продолжается в польском языке как maszkara, французском — masque, немецком — Maske, и лишь после этого появляется в русском. Причём одними принимается французское, другими — немецкое происхождение слова. Иные вообще склонны выискивать в нём исключительно славянские «черты и резы», и это уже несмотря на то, что ни в старославянских, ни в древнерусских письменных источниках данное слово как наиболее раннее не упоминается. И кажется, что ответ на вопрос о происхождении этого слова не может иметь хоть сколько-нибудь практического значения, — отчего символическая чаша весов склоняется даже не в пользу любителей русской словесности, а перевес во всём остаётся на стороне знатоков-тяжеловесов. И по причине того, что смысл слова не раскрыт ни в одном из перечисленных языков, некоторая методологическая недосказанность с обеих сторон всё же присутствует, так как имеют место одни лишь языковые знаки и их значения и нет места для имеобразов и их смыслов. Сам же по себе смысл слова никогда не раскроется, если хотя бы не попытаться найдти его наряду и вместе с другими словами, в основу которых был заложен один и тот же принцип, что не сложно понять, если вспомнить о детях, которые росли среди волков и остались не способными к переобучению, чтобы говорить на каком-нибудь человеческом языке, так как не имели возможности играть с другими детьми. Семологический принцип, общий для всех языковых знаков, раскроет причины происхождения слов-маугли и метаисторию главного слова, сохранив легенду о нём как от научного произвола и манипулирования в плане выражения и содержания, так от политических спекуляций и конъюнктурных соображений.

Для того чтобы раскрыть смысл слова, необходимо разобрать его производную основу на составные части, а затем собрать её вновь, перебирая слова на основе единственно возможного корневого слога, пока не будет найдено хоть какое-то соответствие по образу и подобию между формой и содержанием. Разбор слова надо проводить практически в каждом языке, где данное слово встречается как заимствованное. Но в первую очередь оно должно быть обосновано в исходном языке, то есть в арабском, ответив на один единственный и сакраментальный в то же время вопрос: на каком основании «maskhara» приобретает собственное значение в арабском языке? Ответ на вопрос остаётся по прежнему открытым для всех специалистов, как знатоков не только арабского, но и любого другого языка в семитской группе народов. Глобальность задачи состоит в том, что это слово оказывается интернациональным, и поэтому встречается практически в любой какой бы то не было языковой семье, — и тем принципиальнее кажется её решение. Но прежде чем перейдти к семологическому обоснованию слова маска на основе корней с точки зрения только лишь русского языка, проведём сполна их краткий обзор. Но для начала очень важно понять, о чём собственно говоря идёт речь, то есть что конкретно собою представляют различные маски. Нельзя же назвать то, если не знать что… А если что-то не может быть познано, — тогда что это?!

Всем известно, что маску наносят на лицо непосредственно либо накладывают опосредованно. В одном случае под маской имеется в виду цветная паста либо красящее вещество, наносимые на кожу лица, например, как боевая раскраска морского пехотинца или омолаживающее косметическое средство, а в другом случае маской оказывается какой-либо раскрашенный предмет из пластичного материала, который наследует опоку лица, с тем чтобы выступить на празднике жизни или прикрыться на позорном поприще. В любом случае площадкой для маски становится чьё-нибудь да лицо, основным веществом — какой-нибудь да прах или цветной порошок в качестве красящей или же увлажняющей лицевую часть головы пасты. А потому не может быть ничего профанного и народного в этимологии всего того, что определяется форматом глагола мазать, и который является в ряду семологически тожественных слов ключевым имеобразом, как имеющим признак с функцией увлажнения, окрашивания, загрязнения. Смысл глагола заключается в том, что действие по нему производится с веществом на основании влаги: природной воды или бесцветного сока растений, масла семян или животного жира, плазмы крови или внутриклеточной жидкости. Функции, будучи различными, оказываются взаимозаменяемыми, переходят друг в друга или покрывают одна другую в порядке их следования, и поэтому представлены как три в одном: влажность вещества придаёт естественный цвет поверхности, неестественный цвет на поверхности приводит к загрязнению, но высыхающее на воздухе вещество в разной степени обесцвечивается, — теряет пигментацию, становится блеклым, бледным и седым. Поддержание необходимой влажности воздуха в помещении или влаги в теле сохраняет естественный цвет лица, кожи и волос, красящего пигмента, красок на холсте и тому подобного.

Мазь буквально ‘мажущее средство’, увлажняющее — смазка и окрашивающее — мазня. Например, размазня (о человеке), то есть не чистоплотный, грязный; не честный, бессовестный; замаранный внутри и снаружи. Измазаться значит испачкать себя пищей, краской, землёй; замарать себя, извозившись в грязи и скверне. Мазок, одно движение кисти художника по холсту. Мазила, который смазал или промазал по чему-либо, и как следствие этого не смог зацепиться, ухватиться или попасть по причине скользкой поверхности, вязкого вещества, потока воды или воздушных течений. Мазут — это маслянистые отходы после переработки нефти в бензин, как производное от него мазутина, грязное или жирное пятно. Мазура или голубь с оперением в виде тёмных пятен на голове, шее, зобе, крыльях или на хвосте, — как будто грязный, не чистый, в «жирных» пятнах. Этимологически неясное слово мазурик оказывается производным от названия этой разновидности беспородных голубей, то есть не чистокровных, и означает козырного жулика, авторитетного вора, у кого как говорится на мази, то есть идёт всё гладко как по мази. Отсюда в уголовном арго маза означает эту самую «пруху», когда дело складывается таким образом, что лучше не бывает и дальше некуда. При всей своей жирной жизни господа мазурики увы не могут обойдтись без того, чтобы не остаться чистыми на руку, так сказать по локоть в крови, не замарать себя и не испачкаться, не извозиться по уши в дерьме, с чем также согласуется выражение пятно на всю жизнь.

Отсюда следует, что маска имеет самое прямое отношение к украшению лица или предмета на лицо с пересогласовкой корневого слога, как сдвиг звонкого [з] по фазе глухого [с], и к рефлексивно восстановленному мазка*. Это условие соблюдается и в существительном масло, обозначающем выжатый сок семян в виде вязкой жидкости, гладко смазывающей любую поверхность. Техническое масло широко используется в промышленном производстве горюче-смазочных материалов (ГСМ), в том числе в производстве различных мазей, красок, паст и соусов. Масляные краски. Известно выражение: всё идёт гладко, как по маслу.

В обыденной жизни и физике позапрошлого XIX века масса как синоним веса означает количество воды и сухого вещества вместе взятые; как бесформенное вещество, тестообразная гуща, паста. Сравнительно с чем месиво. Вода вообще действует подобно маслу или клею, потому без неё не обходится ни одна смазка и ни одна смесь, которая как правило является составом на основе воды. Тесто месить, плотно склеивать муку водой. Некоторые животные запасаются водой в виде жировых отложений, при сгорании которых выделяется немного больше воды, чем было жира. Устаревшее москоть «различные химические вещества как предмет торговли: красители, клей, масло» очень показательно, потому что исконно славянское происхождение его безосновательно отклоняется. Признак с функцией умасливания, склеивания в такой же мере содержится в корневом слоге, в какой вода действует подобно маслу или клею. На основе этого можно заключить, что и гидроним Москва возникает значительно раньше топонима и не только потому, что название реки принципиально связано с водной стихией и свойствами воды быть влажной, маслянистой, грязной, но в первую очередь потому, что Москва-река первоначально протекала в заболоченной местности, от которой из-за хозяйственной деятельности по осушению многочисленных болот Московской области остались сплошь торфяники и следы в ономастике, как например Болотная площадь. По естественной причине название столицы Российской Федерации, города-героя Москва, дано по одноимённому названию реки, на которой он стоит, или сильно заболоченной некогда местности, где её изначально и поставили. В сравнении Mozgawa, — река в Польше. Промозглый (день), с дождём и слякотью, высокой влажностью воздуха. Мызгать (диал.) — плакать, а мизгуха или мизгуша, плакса, рёва. Головной мозг состоит из воды на 90% и представляет собой однородную массу из маслянистого вещества, или костный мозг по-Далю В. И. «состоит из самого тонкого жира» (др.-инд. majja, костный мозг, или majja dhatu, ткань костного мозга). Мозоль, потому что как таковая бывает водяной, сукровичной, кровяной. Мосол, большая кость или же костный сустав, мосолить, грызть кость; мазать жиром, — то же что мусолить. Здесь очевидна связь с трубчатыми костями, которые содержат маслянистый и потому питательный костный мозг, в суставах костей как известно происходит смазка. Масака «тёмно-красный цвет; иссиня-малиновый цвет» (В. И. Даль), — дано не по цвету ли костного мозга? Мясо оказывается возможно мотивировать как окрашенную кровью маслянистую плоть, восстановив его первоначальное значение как сырого красного мяса. Мышца как отдельное волокно мышечной ткани (< сущ. мясцо = сущ. ср. р. мясо + умен. суф. цо). Подмышка, буквально ‘под мышцами’, как их углубление в плечевом суставе. Мышь (устар. мысь), как возможный источник мяса; первоначально влаголюбивый грызун или водяная крыса, как например выдра, и возможно бобёр. И затем это же название могло перейдти по внешнему сходству на грызунов, обитавших в непосредственной близости человека и его жилья как уменьшительное мышка. Другой вид мяса — это мошка или мушка, разного рода и вида мухи, которые откладывают яйца и личинок на теле животных и питаются за их счёт. Мошкара, кровососущие и влаголюбивые мелкие насекомые с крыльями, обитающие как в заболоченных местах, так и с высокой влажностью воздуха в несметных количествах. Москит. Плодовые мушки в отличие от плотоядных насекомых питаются растительным мясом, то есть мякотью плода. Прилагательное мягкий восходит к этой основе, а следовательно мотивировано тем, что качество мягкости находится в сочной природе вещества, то есть обмякшее как правило водянистое или маслянистое, суть мокрое. Название Мокша дано реке по свойству воды быть мягкой, тихой или сырой. Красивая Меча, — гидрографическое название реки, впадающей в Дон. Могучий, то есть сильный и упорный как водный или воздушный потоки. Мужество зависит от количества воды в организме человека; с возрастом же наблюдается обезвоживание тела, и связанные с этим бессилие и слабоумие, в конечном итоге старческая немочь. Муж. Глагол мочь непостижимым образом связан стихией воды, из которой состоит всё живое, и без которой невозможна жизнь на земле. Моча, продукт выделения жидкой среды организма. Мох как споровое растение без корней и цветков, обитающее в сырых местах на земле, на деревьях или на камнях. Мыс, участок суши, острым углом простираемый в море, озеро, реку, и омываемый с разных сторон морской или речной водой. Коромысло.

Пусть никого не смущают те финальные звуки [з], [с], [х], что остаются в языке как фазовые, или переходные звуки речи, возникшие в запамятные времена и наряду с такими звуками как [ж], [ш], [ч], [щ], [ц], восходящие к изначальной звуковой форме [г], [к]. О существовании в прошлом передвижения согласных между {c} и {х} достоверно известно на примере прилагательных волохатый и волосатый или существительных волхвы и волсви. Фамилия Мусин-Пушкин. К тому же махать чем-нибудь, буквально ‘мазать’ по воздуху как вилами по воде, совершая знаменательные движения руками. Помогать, оказывать посильную помощь руками, или делом, отнюдь не словом. Махаться, драться на кулаках, и размозжить буквально ‘размазать’ (по стенке, асфальту). Вмазать, ударить, врезать, опрокинуть.

Мост, каменное сооружение с применением цементирующей смеси. Мощёная дорога, тот же мост из камня или асфальта, — но не из дерева, проложенный не по воздуху через реку или над пропастью в горах, а по земле, на самой суше. В стоматологии мост, зубной протез, так как в старину мощи (< др.-рус. мосты) обозначало кости, скелет человека. Согласно мировоззрению древних времён мощь человека заключалась не только в мясной плоти, но и в костной ткани, откуда и прилагательное мощный. Выражение одни мощи остались является расхожим в русском языке по отношению к очень худому человеку и означает «один скелет», «одни кости». Святые мощи, останки святых из кожи да кости.

Масть в значении «жир, мазь, мирра» возникает на основе разговорного мась (= сущ. мазь) с прибавлением конечного форманта по образцу пусь (разгов.) и пусть, еси (устар.) и есть, означая цветную смесь или помесь на основе воды и бесцветного сока. Рыжая масть. И производные от него умащать и мастика, которой смазывают лыжи: мастить лыжи. Процесс умащивания тела в ряде случаев является священнодействием, ритуальный характер которого издревле направлен на того, кто высоко поднялся по социальной или духовной лестнице. Отсюда маститый — заслуженный, буквально значит ‘помазанный’, дословно «тот, который заслуживает всеобщего уважения и почтения». Месса, служение богу, а миссия, предназначение в собственной жизни; заслуга, — в особенности то что касается восхождения на царский трон, мессия как помазанник божий. В древнем языке, на котором говорили шумеры, основа меш в именах царей, по моему, указывала на их божественное происхождение и могла означать самого помазанника на царство: Гильгамеш, «царь Хильга». Мастер как помазанник на высшую ступень в иерархии духовных или материальных ценностей; гений, виртуоз, знаток, умелец. Золотых дел мастер. Подмастерье, ученик мастера. Мастак. Затруднения, которые вызывает это слово по своему происхождению, связаны прежде всего с тем, что в русском языке есть достаточное количество слов, производных от него, а также по ряду других причин, чего не скажешь о слове Meister в немецком (сущ. мастер = сущ. ж. р. масть + суф. ер как в сущ. веер или сущ. ветер). Английское mister, уважительное обращение к мужчине, miss (missis) — к женщине. Мистика, волшебство священного действия, то есть магия, чудо. Мистик, чудотворец, маг. Мистерия, сверхъестественное действо, что-либо чудодейственное. Мех, шкура с шерстью, выдающие масть животного, то есть его цвет или окрас, который может варьироваться от самого нелепого и до пёстрого: чернобурая лисица.

Месяц, или Луна как естественный спутник Земли, который влияет на приливы и отливы, на водную среду человека и прежде всего на женщину, на растения, и на котором можно разглядеть тёмные, как будто грязные или жирные, пятна. В этом смысле смена фаз Луны как её маски. И астрологической проекцией Луны на физиологию человека в настоящем контексте, вероятно, является мысль как подвижное состояние ума, оказываясь текучей, вязкой и клейкой подобно воде и водной стихии. Как вода, она смазывает частные стороны жизни, увлажняет, охлаждает их, не позволяет остановиться, замереть или заглохнуть. Как стихия, она способна устранить любые препятствия, возникающие на жизненном пути. Мысли скрашивают жизнедеятельность и придают ей различные оттенки или смыслы. Своими мыслями человек способен раскрасить всё что угодно в какой угодно цвет и в масть; и своими мыслями он накладывает отпечаток прошлого на листе или проводит последний мазок на холсте. Мысли как маски, которые наложены или на себя, или на других, скрывают настоящие лица. Порой мысли человека ложатся жирным пятном на всю его сознательную жизнь. И если бог наказывает человека, он лишает его как говорят рассудка, то есть возможности быть здравомыслящим, оставаясь умалишённым. По Луне астролог определяет умственное здоровье человека, то есть в каком состоянии пребывает его ум в те или иные периоды жизни, то есть и Месяц и мысли взаимодействуют не только в языковом самосознании (англ. Moon, Луна, mind, ум), но и в жизни человека, например лунатика-сомнамбула, страдающего сонной болезнью. Есть версия, которая, исходя из этого контекста, может стать принципиальной, что Месяц и Луна отличаются друг от друга как тёмная и светлая половина спутника Земли: растущим Месяцем является неосвещённая сторона в фазе убывающей Луны, в то время как растущей Луной является освещённая сторона в фазе убывающего Месяца, кульминация которой — полнолуние, и новолуние — как кульминация Месяца! Мастопатия, женское заболевание (др.-греч. mastos, женская грудь). Мастурбация.

По всей вероятности, нет ничего потешного и шутливого в том, чего никогда не было и навряд ли могло быть, а все значения «насмешки», «шутки», «потехи» скорее вторичны, как если были бы приобретёнными или заимствованными с длительным течением времени. Отсутствие этого слова в церковнославянском языке можно объяснить его языческим духом, а его отсутствие в древнерусском не исключает наличия слова в фазе устной речи, например, западнославянских народов. Найденные уже в наше время берестяные грамоты в слоях Новгорода Великого показали миру неслыханные до того слова из новгородского диалекта древнерусского языка. А ведь не будь этих грамот, вправе ли кто-нибудь из нас утверждать, что и словам тем тоже не бывать?! Памятники с древним письмом не являются необходимым и достаточным условием происхождения языковых знаков, в том числе слова маска, наличие которого в самых различных группах языковых семей нельзя списать только на индоевропейское прошлое носителей (не) индоевропейской группы языков. Потому что в этом случае пришлось бы отказаться от исторического развития языков и от языкового взаимодействия между различными народами, и от особенностей индивидуальной диалектной речи. Национальные столкновения между своими или с другими на этнической периферии были бы невозможны, говорить о дивергенции языков и диглоссии не имело бы никакого смысла и различные заимствования стали бы за редким исключением анахронизмом. Понятие языкового субстрата или суперстрата, не говоря уже об адстрате, совместном не агрессивном проживании как минимум двух различных этносов, утратило бы всякое историческое значение. И по этой причине все перечисленные выше отрицательные условия идут в противоречие с историческими судьбами народов, отношения между которыми обоюдоостры, с множеством обратных связей и, если угодно, необратимых реакций. А потому одностороннее движение культуры из точки А в точку В со скоростью 1 км в год является искусственно созданной кем-то схемой — слишком искусственной для того, чтобы быть правдой. Любые приводимые сверху доводы в пользу того, что игра идёт в одни ворота, в семологическом дискурсе малоубедительны, а в ряде случаев даже вредны для будущих исследований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *