ПОБЕДА

Невозможно переоценить значение той победы, что кровью и потом досталась в годы Великой отечественной войны советскому народу, стоявшему насмерть четыре долгие лета боёв и затиший против немецко-фашистских захватчиков, и вырывавшему её с криком из рук заклятого врага в ожесточённых схватках и кровопролитных сражениях.

Слово это наводит на пространные размышления о вечной борьбе добра и зла, когда на кону стоит существование целых государств и исчезновение великих империй, выживание многих племён и народов, счастье мира и ужасы войны. И победа в столь непримиримой борьбе предполагает выйгрыш с одной стороны и проигрыш с другой, потому что победить — это всё равно что выйграть. Мало кто знает, что есть у победы другое значение, которое прямо противоположно первому, ныне забытое, в лучшем случае малоупотребительное, — это значение проигрыша. В языке средневековой Руси оно было тесно связано с пониманием так называемых победных головушек: в Материалах по древнерусскому языку И. И. Срезневского победьный значит «несчастный». И тем не менее, несмотря ни на что, второе значение, противное первому, не утратило современности и в наше время.

Правду говорят, что у войны — не женское лицо, но такой же противоречивый как у женщины нрав, ведь удача на войне время от времени сопутствует обеим враждующим сторонам. За подобной «женственностью» победы скрывается её противоречивая натура. Неслучайно в мифах древних народов именно женское божество выступает в образе победоносной воительницы, летящей над полями сражений и поднимающей дух уставших и раненых, возвещая всем о грядущем завершении битвы. Такой была древнегреческая богиня победы Ника в образе крылатой женщины и она же — Виктория в древнеримской мифологии… А всё оттого, что победа сочетает в себе такие казалось бы не сочетаемые вещи, как выйгрыш и проигрыш в одно и то же время. Достаточно вспомнить хотя бы так называемую Пиррову победу, что дорогой ценой досталась её творцу, — ценой невосполнимых потерь в живой силе и материальных затрат, от которых так и не смог оправиться выдающийся полководец своего времени. Оказывается всё дело в том, что выигрывая в одном, проигрываем в другом, но в чём-то одном проигравшие, в другом выигрывают. К такому пониманию феномена победы в наше время пришли математики; в некотором смысле только что был озвучен старый как мир закон, который гласит, что вне системы полученный выйгрыш в одной области должен обернуться проигрышем в другой.

Русский народ одержал беспримерную победу в Великой отечественной войне (1941-1945 г.г.), а фашистская Германия потерпела сокрушительное поражение в той бессмысленной войне, и это — выйгрыш, но ценой неимоверных усилий и величайших жертв, огромного страдания и вопиющей несправедливости. Как разжигатель человеконенавистнической бойни, фашистская Германия всё-таки добилась того, что показала всему миру своё ничем не прикрытое вероломство и силу, смерть и разрушения, оставив после себя руины и пепел, павших в боях и пропавших без вести, искалеченные судьбы оставшихся в живых героев, и это — проигрыш.

Выйгрыш и проигрыш — это шаги, предпринимаемые с обеих, противостоящих друг другу, сторон на пути к собственной цели. И поэтому на Руси «победными головушками» называли исключительно тех, кто от случая к случаю одерживал победу в многочисленных боях, упуская её в последней решающей битве. Так и солдаты «Третьего рейха», победоносно шествовавшие под музыку Р. Вагнера в начале второй мировой войны, но в переломное время сдававшие укреплённые позиции и попадавшие в плен большими армиями и целыми дивизиями, через призму веков и вне всякого сомнения вполне бы уже могли сойдти за победных головушек.

В плане содержания слово противоречиво настолько же, насколько может быть противоречив исход всей войны. И нет ничего сверхъестественного в том, что в плане выражения слово также отражает подобные противоречия.

Формат лексики состоит из не производной основы, постфикса и префикса. Не производная основа бед вместе с флексией образует производную основу беда, в которой выделяют корень бед и окончание женского рода, что всё вместе даёт производную основу победа.

Во-первых, определение значения у существительного беда не вызывает особо больших затруднений, которое без каких-то дополнительных пояснений может быть осмыслено также, как в известной поговорке горе — не беда. Должно быть понятно, что разрушения и гибель, к которым приводят боевые столкновения с разных сторон, — такое же бедствие как и крушение столкнувшегося с ледяной горой в холодных водах Атлантического океана трансконтинентального парома и массовая гибель его пассажиров. Общей бедой может стать не только геноцид целого народа или преступление против одного человека, но любые стихийные бедствия, будь то землетрясения, потопы или ветра, несущие всюду погибель и разрушения.

Во-вторых, приставка по, вариант па в безударном положении вокализованной формы пабеда, в составе различных традиционно устаревающих слов, помимо всего прочего означает отрицание первостепенно значимых свойств: падорога, бездорожье, распутица, пабирок, всё несборное; побирокъ (И. И. Срезневский), побираться, творить пабирок, собирать всё негодное, пасынок, не родной сын, то есть не настоящий родственник. Сравнительно с чем поделъкъ как побочное, не суть важное дело, сущая безделица, в общем поделка, а равно по диалектам погода, неблагоприятное время года, безвременье; погожий денёк, — такой что никуда не годится, в пору только дома сидеть; ненастный, пасмурный, хмурый, дождливый. Как следствие погодные явления — это ветер, дождь, снегопад или град; тучевые облака, гроза, гром или молния, холод или мороз, как недостаток тепла и солнца. В таком случае приставка по, согласно Материалам, сходная по значению с па-префиксом, употребляется для указания прошедшего бедствия и некоего момента истины — после (беды), вслед (беде), за (бедой), — отрицает первостепенно значимое свойство беды, определяя значение слова как не-беда, конец бедствию, безбедность и приближение конца, когда последствия боевых действий и разрушительного стихийного бедствия остаются позади, даже в том случае, если крайней опасности вообще никак не противодействовали и ничего не предпринимали для того, чтобы упредить её, предотвратить ещё до того, как она пришла; беда как пришла, так она и ушла, но над нею всё равно празднуют победу.

Глагол побеждать имеет значение того действия, при котором не надо уже никого ни в чём убеждать, а следовательно, победить означает закончить противоречие, остановить противодействие или устранить противостояние, то есть полное отсутствие каких бы то не было предубеждений.

Такова неизбывная глубина мысли наших далёких предков и их незатейливая простота и мудрость в обращении с каждым словом.