УЖИН

Диетологи Института питания АМН СССР рекомендуют приём пищи не менее шести раз в день. С точки зрения человеческого опыта, который выражается в языке как время приёма пищи, обычно применяется четырёхразовое питание: завтрак, обед, полдник и ужин — основные приёмы пищи через каждые четыре часа. Завтрак приходится на восемь часов утра, обед — на двенадцать часов дня и полдник — на четыре, а ужин — на восемь часов вечера с тем лишь условием, что первые башенные часы на красной площади городов появляются довольно поздно и ещё позже появляются часы на руках. А до того, как часы вошли в быт и жизнь общества повсеместно, время приёма пищи, как правило, определяли по солнцу, давая соответствующие тому названия. Так, в достаточно известной сегодня поговорке отразилось трёхразовое питание военнослужащих: завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу, — с переходом его как на двухразовое довольствие в военное время. Распорядок дня в детских лагерях на постсоветском пространстве включает режим трёхразового суточного питания, а в странах бывшего СССР — четырёхразового, не говоря уже об одноразовом в любых других случаях и о перекусах между приёмами пищи.

Чтобы узнать, сколько раз в сутки и на какое время приходился приём пищи до того, как появились хронометры, обратимся к этимологии столовых названий. Завтраком назвали заутреню как время приёма пищи после восхода солнца, а утром соответственно — само время восхода. Обедом называлось обыденное, или проводимое в ежедневных буднях, время приёма пищи между завтраком и ужином. Время обеда строго не регламентировалось и могло меняться от места к месту по обстоятельствам, ориентируясь прежде всего на рабочее время. Два других названия следует рассмотреть по отдельности, поскольку они напрямую связываются с положением солнца на небосводе относительно горизонта.

Название полдника происходит от существительного полдень как означающего южной стороны: полуденные страны — южные, полнощные земли — северные. На полдень, в южном направлении, на полночь — в северном. На восток, туда где солнце всходит, поднимаясь над истинной линией горизонта; на запад, где оно заходит, опускаясь за эту линию. Когда солнце на юге, оно достигает самой верхней точки на небе или солнце на севере достигает самой нижней точки под небом (ниже уровня горизонта). Из этого следует, что завтракать приходилось до рассвета, сразу после того как солнце всходило над горизонтом; полдничать — в самое жаркое полуденное время, когда солнце достигает кульминации дня и находится выше всего над землёй, — в зените. На середину ночи приходится глубокий сон, поэтому время ежедневного приёма пищи по ночам не выражено языком и никак не связано с нахождением солнца на севере в надире. Остаётся ужин, время которого начинается под вечер, ещё до того как солнце на западе уйдёт за горизонт, и время приёма пищи на ужин приходится до захода солнца. Но этимология этого слова не имеет ничего общего с вечерним временем суток, когда солнце близится к закату. Морфологически оно является не производной основой, состоит из одного корня, значение которого не имеет того отношения к солнцу, что выше было отмечено на примере как завтрака или полдника, так и впрочем обеда. Семологический анализ лексико-семантической структуры в слове ужин определяет его как синтапроизводное с аффиксальной структурой ~ин, ставшей частью целого корня, и полуоткрытым корневым слогом {уж} по признаку связывания, подробно рассмотренному в разделе иго, и восходящего по закону сохранения согласных к славянскому означающему угъ или русскому юг, как одной из четырёх сторон света. И по времени, — это час-пик между тем, когда солнце восходит и тем, когда оно нисходит в течение светлого времени суток, описывая дугу; и эта самая верхняя точка на небосводе, размежевающая светлое время суток на дневные и вечерние часы, как кульминация дня, как всё тот же полдень! Отсюда ужин, который является всего лишь другим названием полдника, по не вполне понятным пока причинам обозначающим приём пищи прежде захода солнца, отнюдь не в полуденное время. При этом в религиозной православной традиции сохранилась концепция тайной вечери, восходящей к вечерне, — последнему по времени приёму пищи, приходящемуся на вечерние часы, как правило, до заката: Иисус Христос собрал своих учеников на тайной вечерне за столом, угощая хлебом и вином.

Время, определяемое по солнцу как (истинный) полдень, приходится не ровно на 12 часов технического времени, а на часы более поздние и в зависимости от места положения наблюдателя и сезонного времени года; соответственно этому (истинная) полночь приходится не на 24 часа ровно, а немного позже. Другими словами, солнце находится на юге или в зените, точке над наблюдателем, когда часовые стрелки на циферблате показывают на 1 час дня как на среднегодовое статистическое время. Это обстоятельство не имело смысла в странах бывшего СССР при пионерских лагерях, где полдник начинали приблизительно в 16.00 часов, на завтрак собирались около 9.00 часов. Исходя из этой логики, можно предположить, что и ужин приходился на время сразу после полудня. И так как на разных широтах долгота дня различается в зависимости от сезонов года, то в ряде случаев ужин в летнее время совпадал с приёмом пищи долгими зимними вечерами. По этой причине, вечерня как приём пищи до захода солнца в местах с холодным климатом изжила себя, оставив время только для ужина. А на этом основании можно восстановить по часам время приёма пищи в аграрную эпоху. Утро крестьян начиналось с восходом солнца весной и летом очень рано, затем завтрак. Осенью и зимой утренник приходился на 9 часов, а полдник — в 13.00 часов и вечерник — 17.00 часов. Расхождение времени поздней осенью и зимой составляло в среднем около 4-х часов в зависимости от восхода солнца. То есть завтракать начинали не позднее, чем на 9.00 часов, а обед сдвигался по шкале времени на 13.00, и ужин начинался ещё до захода солнца, но не позднее того времени, которое показывает сегодня на 5 часов вечера. Поскольку этот ужин в осенне-зимнее время начинается далеко за полдень по сравнению со временем весенне-летнего сезона, оставляя время обеду, то вместо того, чтобы и дальше вечерять, продолжали просто ужинать. Отсюда, видимо, и пошла известная поговорка, в которой не отразился вечерник, но предлагалось именно отдать ужин врагу. Произошло естественное замещение одного слова другим согласно сезонного распорядка времени, когда ужинать приходилось не в половине дня, а вечером.

Славянские языки также сохранили историю этого слова в значениях, которые разнятся от места к месту по диалектам. В древнерусском ужина «полдник» и «ужин» по разным источникам, в болгарском ужина, южина «ужин» и то же в сербохорватском; в словенском júžina «обед, вечеря», а júžinati «полдничать» и «обедать» в зависимости от того, как много приходилось работать в будничное время, обед или оставляли на вечер, или сдвигали на полдень. Польское juzyna «полдник» и полабское jäzéina «обед». Откуда имеем и австро-немецкое Jause «промежуточная еда, полдник».

Последнее, что хотелось бы ещё раз отметить и на что обратить своё внимание, это производящая основа юг, производным от которой является ужин. Дело в том, что говорить о происхождении не производных основ не совсем корректно на том уровне развития науки, которого достигла современная лингвистика, но мы не погрешим против истины, если будем говорить об их мотивации. Четыре стороны света определяются по солнцу, а их названия, — за исключением быть может одного, мотивируются по тем реперным точкам, в которых находится на небосводе солнце. Восточная сторона определяется в точке его восхождения, но западная — на заходе солнца и южная — по положению солнца в зените. Стало быть, югом первоначально называли самую верхнюю точку небосвода, которую солнце проходит ежедневно, описывая дугу с вершиной в этой точке наподобие коромысла. Таким образом, юг является той точкой, в которой соединяются две половины дуги — восходящая и нисходящая, — и которая делит светлое время суток на дневное и вечернее, как реперная точка в половине денного пути. И ей прямо противоположная точка в надире делит тёмное время суток на ночное и утреннее, как реперная точка в половине ночного пути. Солнце, которое видно днём, называется денницей; у ночного солнца названия нет, ибо оно не видно. Утром и вечером солнце называют утренней и вечерней зарёй, день начинается с рассветом. Солнце денно и нощно совершает видимое на небосводе движение с востока на запад и проходит обе точки сопряжения от юга к северу, как «полы горизонта».

Таким образом, когда солнце находится в северном направлении, оно уходит за истинную линию горизонта и с этого момента начинается тёмное время суток. Так как ночью на земле солнце невидимо для наблюдателя, то направление на север определяется естественно не по солнцу, а по полярной звезде, которую в своих стихах русский поэт воспел не иначе как звездою севера явись. И по этой причине, с большой вероятностью вряд ли возможно этимологизировать слово север по положению солнца в ночное время, чего однако нельзя сказать о трёх других словах, обозначающих стороны света как восток, запад и юг. И ночное время как правило отводилось для сна, а не для бдения, за исключением быть может всенощных бдений, отчего этимология слова обед восходит к светлому времени суток или тем же будням, а вот приём пищи в ночное время, даже если таковой состоялся в частном порядке, не имеет общего названия. Исходя из той же этимологии слова завтрак, самое раннее время приёма пищи отводилось в утренние часы после пробуждения с восходом солнца в весенне-летний сезон, в разгар полевых и сельскохозяйственных работ, а это где-то около 5 часов утра, и полдник, как время приёма пищи в половине того же дня, то есть около 13.00 часов, а вечерня — перед заходом солнца, когда стрелки часов показывают до 21.00. А промежуток времени между этими основными приёмами заполнялся так называемым обедом, который в тот же весенне-летний сезон приходился на 9.00 часов между завтраком и полдником и на 17.00 часов между полдником и вечерней, откуда имеем и значение обеда как промежуточной еды и ужина, не полдника! Итого, в разгар полевых и сельскохозяйственных работ приём пищи доходил до пяти раз в день. В осенне-зимний сезон, когда работы становилось относительно меньше, а восход солнца начинался сравнительно поздно, приём пищи доходил до трёх раз в день: последний был до захода солнца около 17.00. Соответственно и спать ложились тоже рано, — где-то около 9 часов вечера, так как электроэнергии ещё не было. По этой причине завтрак сдвигался по шкале на 9 часов утра, вечерне же отводилось время на 5 часов вечера, а время между ними, исходя из этой логики, занимал так называемый обед, но уже в 1 час дня, откуда имеем значение обеда как того же полдника! Инерция мышления такая, что столовые названия в порядке их следования по солнцу, как одного приёма пищи за другим, не меняются веками, лишь уступая место и время друг другу с переменой значения. Видимо это и произошло с ужином ещё в аграрную эпоху, который стал приёмом пищи вместо полдника в осенне-зимний сезон, так как название полдника явно указывает на полуденное время, хотя полдничать уже приходилось вечером перед заходом солнца. По этой последней причине ужин в ряде мест также вытесняет название вечерника. В индустриальную же эпоху с появлением электричества и нормированным рабочим днём, не зависящим от солнца, порядок следования за приёмами пищи и их названиями сохраняется в том виде, каком он окончательно сложился в аграрную эпоху от языка к языку, как например в русском, — завтрак, обед, полдник и ужин.

Скорее всего, название ужина как последнего вечернего приёма пищи прежде захода солнца традиционно использовалось в местах с холодным климатом, на севере или в полунощных странах. Но вот не употребительное на этой широте название вечерни должно быть долгое время сохранялось на южных широтах, в странах полуденных с тёплым климатом и большей продолжительностью дня как светлого времени суток.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *