ЧЕЛОВЕК

Невозможно представить себе этимологию слова и происхождение человека, и при этом не обратиться к последним достижениям современной науки о мозге. Поразительно в этом случае то, как наши предки, будучи носителями русского языка, подошли к этимологическому вопросу о человеке. На примере научных исследований в области головного мозга будет показана способность их верно понимать суть происходивших на их глазах природных явлений.

В сложносоставной производной основе легко выделяются непроизводные чел и век, и соединительная гласная о. Если основа «век» указывает не столько на срок жизни, который только зависит от сил и здоровья человека, сколько на те вехи, которые расставлены в продолжение эволюционной деятельности людей от самых примитивных и наивных форм сознания до современного состояния вида, то основа «чел» не настолько очевидна. Смысл состоит в том, что данная непроизводная отражает научные представления, которые отличают человека от других животных!

Из всех долей головного мозга человека лобные доли представляются наиболее «человечными». В лице лобных долей мозг имеет себе главного управляющего. Лобные доли развились достаточно поздно, и до недавнего времени они были известны как «бездействующие доли». В русском языке есть такое выражение, как «без царя в голове», которое проясняет, каким образом повреждение этих долей сказывается на поведении человека, который будучи больным сохраняет способность двигаться, говорить, различать и даже запоминать; но, как и народ без царя, при потери функциональности лобных долей в процессе познания его деятельность разобщается и в конечном итоге распадается. К тому же передние доли наделяются божественностью, — предполагается, что они ответственны за веру, как проявление религиозного чувства. Историки искусства заметили одну очень любопытную деталь при «Сотворении Адама», — на грандиозной фреске Микеланджело на плафоне Сикстинской капеллы. По этой фреске мантия Бога определённо имеет форму, соответствующую очертаниям мозга, его ноги также покоятся на «стволе» мозга, а его голова обрамлена «лобными долями». Перст Бога, указующий на Адама и делающий его человеком, проецируется, начиная от «префронтальной коры». Едва ли можно найдти более определённый образ глубоко очеловечивающего и мощного воздействия лобных долей. И проекция третьего глаза, обыкновенно изображаемого по центру в плоскости лба у богов, по видимому, имеет отношение к функциональному потенциалу лобных долей, делающих из человека на перспективу некое подобие бога, как венец творения.

Познавательная деятельность человека направлена только вперёд, поэтому ею движут цели и задачи, планы и стремления, самолюбие и мечты, что относится к будущему, а не прошлому. Все эти способности зависят от лобных долей: они развиваются вместе с ними. В лобных долях происходит выбор тех умений, что требуются для осуществления планов, соотношение этих умений и следующее затем их применение. Лобные доли позволяют оценить те или иные действия как личный успех или неудачу, относительно собственных намерений. Лобные доли дают способность выстраивать образы будущих событий, представляя всё дело так, чтобы необходимые мероприятия непременно состоялись; как образы чего-то, что пока не существует, но что желательно осуществить. Если идти ещё глубже, развитие такой нейронной системы, которая будет способна создавать и сохранять образы будущего, то есть лобных долей, можно рассматривать как необходимое и предварительное условие для производства орудий, а вместе с тем и появления «человека», и начала всей человеческой цивилизации, — как она обычно определяется.

Дальше, порождающее свойство, присущее языку и ведущее к возникновению мыслеформы, по всей вероятности, также зависит от этой способности лобных долей. Умение перебирать различными представлениями и обратно связывать их решающим образом зависит от префронтальной коры и возникновение этой способности идёт одновременно с развитием лобных долей. Согласно биологам возникновение лобных долей было необходимо использовано для того, чтобы активно развивать присущую языку генеративную способность. С точки зрения сторонников качественных разрывов как ведущего фактора эволюции развитие языка вместе с управляющими функциями головного мозга и могло быть такой определяющей силой, которая стояла за квантовым скачком, ознаменовавшим по настоящему возникновение человека.

Из всех видов умственной деятельности человека определение целей наиболее эгоцентрично. При целеполагании речь идёт лишь о том, что «мне нужно», но не о том, «что правильно». И поэтому возникновение способности определять цели безусловно должно быть привязанным к возникновению умозрительных представлений о собственном «я». Неудивительно, что развитие самосознания также сложным образом привязывается к эволюции лобных долей.

Это одни из последних данных в области исследований префронтальной коры, которые объясняют высшую нервную деятельность человека и указывают нам на то, что имелось в виду, когда впервые была выведена формула человека. По этой причине в традиционных культурах древних народов главным образом за мужским полом закрепляется значение слова «человек». И не указывает ли это последнее на принципиальные разногласия между мужчинами и женщинами, как если б их жизнь зависела от функциональности лобных долей по половому признаку.

Прилагательное «лобный» в названии долей не отражает самой сущности дела, так как по всей видимости является более поздним образованием, скорее всего уже в научную эпоху, потому как терминологически некорректно, ведь лобные доли к так называемому лбу имеют лишь касательное отношение. В донаучную эпоху лоб обозначал верхнюю часть черепа, покрывающую и предохраняющую головной мозг наподобие коробки сбоку и спереди, сверху и сзади. Например, у лысых лоб налицо. Но у подавляющего большинства людей он обычно покрыт волосами. Непокрытой остаётся только передняя часть лба, которая относится к верхней стороне лица. Отсюда мы имеем обычное представление о черепной коробке спереди как о той же лобной кости, за которой и закрепилось значение лба в узком смысле. Грубой ошибкой, приводящей к искажению смысла, будет думать, что так называемое чело является не только синонимом лба и высоким стилем речи, но и то, что название какой-то там «белой кости» легло в основу означающего человека. Лбы могут быть и у других животных, а вот чело к лицу только человеку. На эту разницу обратили внимание древнерусские книжники, которые учили, что «очи — зеркало души, чело — вместилище мысли». Значит, чело — не лоб, лоб — не чело. Есть большая разница между выражениями бить челом и биться головой об стену. Первое предполагает жалобу либо просьбу к царю, словом всё то, что относится к высшей нервной деятельности человека, а второе подразумевает удары, наносимые лобной частью по какой-либо твёрдой поверхности, чаще всего по стене. Заставь дурака богу молиться, он и лоб сам себе расшибёт. В первом случае имеет место значение того, что касается лишь ментальной стороны вопроса, когда стараются добиться чего-либо словом либо делом, хотя бы и делали вид, что бьются головой об пол, несмотря на то, что за этим стоят самые обычные поклоны с колен. Отсюда челобитная, как архаизм, означает письменную жалобу к царю и не более того. И во втором случае имеет место физическая сторона вопроса, когда по какой-либо причине от отчаяния и безысходности бьются лбом о стену либо пол. Интересно, что в польском языке данное обстоятельство находит своё выражение в словообразовании, naczełnik, начальник, от того же корня, что и czoło, чело, этимология которого восходит к военным терминам, когда во главе построения пешего войска стоял вождь как главнокомандующий армией, причём передний строй войска называли лицом, средние ряды — телом, задние — тылом, а оба фланга — правой и левой рукой. Предполагалось, что таким способом войско должно действовать слаженно как единый человеческий организм. В этом качестве на начальника проецируются главным образом функции лобных долей. В древнерусском языке челесный — высший, главный. Так что же такого есть в «челе», чего нет во «лбе»?

В разных местностях на эту основу отмечаются названия в качестве источника. Например, засвидетельствовано областное словечко челна как «исток реки» и в таком случае чело дословно означает “отверстие” (М. Фасмер, 327), — открытый узкий проход. Челюсти как ‘чело рта’ способствуют проходу пищи и воздуха во время поглощения или говорения; эволюционно устроены таким образом, что они имеют всё необходимое для соответствующего их использования. Челесник как ‘чело печи’ или отверстое место печи для приготовления еды и нагнетания жаркого воздуха; вместилище всего, что задействует горение. И правы были те, кто утверждали, что чело человека есть резервуар его собственных мыслей, — а значит источник человеческой речи, который прямо ли косвенно проецируется на лобные доли. При этом сама человеческая речь лексически ассоциируется с речным потоком, на что указывают названия некоторых органов деятельности, нос, губа, уста, горло, ланита, скула, голова, мозг. Источником водотока, как правило, является родник на какой-нибудь возвышенности, в горах. Из глубин земных недр вода поднимается к поверхности на холме и бьёт ключом, а стекая вниз, устремляется по руслу, образуя речные долины и притоки у какой-нибудь многоводной реки. В проекции на физиологию человека таким холмом скорее всего является голова — высоко расположенная, округлая часть тела (лат. collis, холм; celsus, возвышающийся, высокий; гот. hallus, скала; лит. kelti поднимать, kalnas, скала, гора). Лобные кости ассоциируются с поверхностью земли, мозг — с подземным водохранилищем, откуда разными путями мысли стремятся по направлению к единственному для них выходу, — здесь, в области чела, разные мысли собираются в одно русло, порождая слова, которые текут к своим устам подобно тому, как реки истекают к своему устью, уже в виде человеческой речи впадая в безбрежное море жизни, океан существования. Как следствие, многие гидронимы восходят к данной основе, например, Челна, левый приток Камы в Республике Татарстан, Россия, устье которой находится в районе одноимённого населённого пункта городского типа, Набережные Челны. Река Челнинка, что в Республике Татарстан и Самарской области, приток Большого Черемшана, и на берегах которой располагается одноимённый населённый пункт сельского типа — Челно-Вершины. Неподалёку от слияния двух речек, Челнинки и Мелекески, возникло древнее село Мысовые Челны (Красные Ч. с 1920-х г.г.). Река Челнок (93,5 км) в Ярославской области, на севере от Сергиева Посада.

Любопытно в этой связи отметить, что все неандертальцы, как вид людей (лат. Homo neanderthalensis), ранний возраст останков которых насчитывает около 500 000 лет, окончательное формирование вида около 130-150 тысяч лет назад, последние представители которого жили приблизительно 40 000 лет назад, не являясь при этом прямыми предками современных людей, имеет очень низкий и покатый, и как бы скошенный назад лоб без характерных шишек, что может указывать на необычное по сравнению с человеком разумным строение мозга, суженное в области лобных долей и расширяющееся к затылочной части. И эта особенность может быть веской причиной уступок жизненного пространства и вымирания всего вида, несмотря на внушительные размеры головного мозга, и как следствие отнесения его к недочеловекам. Отсутствие подбородка, широкие скулы только дополняют краниологическую картину: лицевая часть массивна и вытянута вперёд, кроме подбородка, спереди немного заужена, что придаёт ей клиновидную форму с основанием книзу при виде сверху, — словом узколобые.

 

 

В связи с этим интересно отметить, что слово человек не имеет общепринятой этимологии. По одной из версий оно составлено из двух основ, чело, имевшее значение «верх», «высшее качество», и век — «сила» (ср. увечье, бессилие или слабость, нездоровье), что в совокупности означало обладающего наибольшей силой и здоровьем, то есть сформировавшуюся личность, взрослого человека, как правило мужского пола (болг. челяк, человек, укр. чоловiк, муж, др.-прусс. vaix, дитя как неполовозрелый потомок, лит. vaikas, мальчик, ребёнок; юноша, парень). В полном смысле человеком становится лишь тот, кто достигает своего совершеннолетия. По этой причине челядь означает не столько рабов или слуг, достигших своего совершеннолетия, сколько зависимых людей, или холопов, к примеру экономически, как закупы. Основа век в случае с древнепрусским или литовским словом имеет отношение к незрелому потомству как вехам, то бишь видовым ответвлениям, а в случае с русским словом ещё и к прямохождению, в жизни животных свойственных лишь одному человеку разумному (лат. Homo sapiens), что должным образом и отражено в соответствующих словах: жердяй, верзила, каланча, остолоп, долговязый. По другой версии основа чел сближается с такими словами как член, клан, что увы не объясняет отсутствия фонемы /н/ в слове человек.

Учитывая, что под веком понимается не только продолжительность жизни, но и связанные с нею сила и здоровье человека (вечный «неуничтожимый», диал. обезвекнуть «ослабеть»), за этим словом угадывается не столько бренное тело, сколько сам тот, кто обитает в человеческом теле как источник мысли и высшее начало жизни. Именно он в отличие от собственного тела нетленен, неизменен и бесконечен, и его невозможно убить. Иначе говоря, под словом «человек» на самом деле подразумевается значение не внешнего, а внутреннего, — человека сокровенной природы.

Раскрытие этимологии данного слова подводит к тому, что в языковой картине славянского мира источник как начало имеет назначение чего-нибудь высшего или верхнего и главного, и ассоциируется с чем-либо округлым, наполненным. Для истока реки верхом является скала либо холм, а источника водоснабжения — каланча, или водонапорная башня, в то время как для источника речи такой вершиной оказывается чело, начало высшей нервной деятельности в человеке, исполненное дум, голова как высший управляющий орган. Начальник, будучи источником власти, находится во главе, и челядь — высшая форма подчинения власти своего начальства, в чём-то зависимые от него люди, но не рабы и слуги, которые могут предать или изменить своему начальнику, а полные холопы как его верноподданные или как преданные ему псы, то есть «обельные холопы».

P. S. Chelsea — исторический район Лондона в Англии, ещё ранее его пригород, — территория в составе административного округа Кенсингтон и Челси, — одна из 32 лондонских боро западной части центра британской столицы, территория Королевского округа («Royal Borough») в прошлом, напоминающая о том, что и район Кенсингтон когда-то являлся личным королевским владением.