ДОЛЯ

Любопытные рассуждения о происхождении русского слова доля приводятся в одной книге, автор которой пишет, что слово имеет два значения, в смысловом отношении друг с другом, на первый взгляд, не схожие. Во-первых, доля — это кусок чего-либо, или куш, и во-вторых, доля — это чья-либо судьба, или рок. И каким образом судьба человека, или роковая женщина, спрашивает он, может быть привязана к дольке чеснока, например, или к доле мандарина, — остаётся лишь догадываться. Но оба эти значения, продолжает автор, могут выражаться к тому же ещё формами обозначаемых «часть» и «участь», имеющими единый корень. То есть между судьбой человека или его роком и частью чего-то целого наши далёкие предки отчётливо увидели прямую связь, и возможно, что такая связь прослеживалась через участие в каком-нибудь предприятии, в результате которого исполнитель и заказчик получали каждый свою долю в зависимости оттого, насколько удачным или неудачным оказывался его исход. Если удача в предприятии сопровождала участников до самого последнего момента, то по результатам этого предприятия каждый получал свою долю как «счастье». Но если же они оказывались в чрезвычайно опасной ситуации, и потому слишком рискованной для них, чтобы удачно обойдти все препятствия, возникающие на жизненном пути, и неудачно оступались, например получив стрелу в грудь, то такова была их доля как «несчастье», то есть участь или же несчастная судьба. Материнская доля.

Впрочем сам автор не настаивает на своём мнении, хотя довольно убедительно живописует причинно-следственные связи на исторической арене и в языковой картине мира и приводит этимологию слова, безусловно, как общеславянского, восходящего к поздним индоевропейским и более ранним ностратическим уже временам. Этимология слова доля, согласно с мнением М. Фасмера, приводится следующим образом.

Доля — укр. доля, польск. dola. Сюда же одолеть, ст.-сл. одолети. Родственно лит. dalià, dalìs, др.-прусск. dellieis, в императиве дели. Др.-инд. dalam «кусок, часть, половина», dalati «трескается, разрывается». Лат. dollare «обтёсывать, обрабатывать» и т. д.

Ясно, что международная резервная валюта и национальная денежная единица Соединённых Штатов Америки доллар как название произведено на основании латинского глагола dollare «обтёсывать, обрабатывать»; в сравнении рубль как устаревшая форма краткого прилагательного производится на основе русского глагола «рубить», означая в буквальном смысле ‘обрубок’ (золота, серебра). На этой же основе образован общеславянский глагол делить, употребляемый как раз в тех случаях, когда необходимо разобрать целое на составные части или же рассмотреть единое в многообразии, и имеющий соответствия в балтийских и германских языках (лит. dailyti, делить, гот. dailjan, ср.-в.-нем. teilen, исл. deila, з.-фриз. ferdiele). Отсюда следует та известная связь между древнегреческими богинями судьбы Мойрами и долей, если конечно предположить, как отмечает автор, о том, что греческое μοίρα : μέρος имеет общий корень с русским словом «мера», то есть делить означает к тому же измерять целое частями. Долгота и длина как соответствующие меры времени или пространства. Долгота времени с расстояния в 1 год между двумя событиями измеряется в 365/66 частей по 24 часа каждая. Длина пути с расстояния в 300 вёрст между вехами определяется как расстояние в 300 частей по одной версте каждая, обозначенное верстовыми столбами на дорогах. Столп, что-либо длинное, долгое. Столп света. Дорога с вехами на пути — дол, — может пересекаться с такими значениями как степь, поле, луг, или шлях, по которому преодолевалось расстояние от одного места к другому. Опустивши очи долу, смотря на дорогу перед собой. Долина, простор на расстоянии видимого горизонта, равном примерно 5-и км, — дольний мир. То же самое даль. Каждые 5 км пути открывают перед нами новые горизонты: за далью — даль. Так, предел, граница чего-либо, что имеет своё продолжение, например раздел книги или удельное княжество. Дело, частное предприятие, какое-то занятие, временное увлечение; труд; делать, что-то предпринимать, чем-нибудь заниматься, кем-либо увлекаться, вести дело. Горнодобывающее дело. Изделие — продукт частного и общественного труда. Заводское изделие. Долг, как часть общего дела; участь, удел; расплата. Воинский долг. Воровской удел. Делай что должно, и будь что будет. Поскольку руки или что не менее важно ладони имеют самое непосредственное отношение к делам, постольку и устаревшее длань значит «рука, ладонь»: у него длинные руки. Всякое же дело рукотворно: и посмотрел он на дело рук своих, и ужаснулся. Значение ладони важно, так как без неё рука теряет всякий свой смысл. И он распростёр к ней свои длани. Показать дулю, один из пяти пальцев руки, — средний весь или часть большого. Древнерусское длака, шкура, шерсть, сплошь представленные как относительно длинные и многочисленные волосы на теле животных или даже людей. Земельный надел.

На иной ступени чередования гласного в корнеслоге {дел} образуется основа в слове обездоленный, лишённый счастья, не имеющий своего куска или места, и поэтому доля переосмысливается как частная жизнь. Из этого следует, что сема ||дл||, а с пересогласовкой ||тл||, в семологическом ряду проходит по признаку разъединения, появления множества. Наречие только употребительно лишь в том случае, когда необходимо выделить какую-то часть из множества других частей: только завтра. Наречие столько имеет уже количественное деление: столько-то вёрст. Глагол толочь, разбивать на мелкие части, долбить: зерно переводить в толокно, слова — в толк, как наименьшую часть общего смысла: толковый словарь. Отсюда толика, самая малость. Толмач, переводчик языка, является общеславянским словом, образованным на основе глагола толмить, «твердить, долбить» и переносным значением «упорствовать», и поэтому вряд ли тюркского происхождения. Английское to talk, разговаривать, а точнее этого толковать, переосмысливать нечто целое по совокупности частей средствами языка: толкать речь. Казахское til и татарское тел, язык. Тление, разложение, распад на простейшие, то есть основополагающие вещества. Тло, вещественное основание: сгореть до тла. Как следствие тля, микроорганизм, деятельность которого направлена на разрушение материи и полное её уничтожение, — до талого. Тело, потому как разнообразные ткани живого организма возникли из одной единственной зародышевой клетки, зиготы, путём деления. Космическое тело, к примеру, планета Земля состоит из различных слоёв, которые делятся по своим химическим и реологическим свойствам. Физическое тело возникает как делимое целое. Состояние целостности как свойственное разным телам (ц т). Толща, например, земной коры состоит из археологических слоёв или геологических пород. Толстый человек, когда клетки жировой или мышечной ткани усиленно делятся. Толпа, выступающая часть народа, скопление людей; значение польского tłum; и русское сутоломня «давка, толкотня, бестолочь» и смоленское талмата «шум, суетня». То же сутолока, толчея. Остолпенеть — стоять столпом от страха либо изумления (устар.), и остолоп как бестолочь, недоумок, тупица. Сравнительно остолобъ (устар.) и актуальное остолбенеть. То есть столб как отдельно стоящая наряду с другими долблёная из дерева и в землю вышка, колонна, свая, башня. Столб огня (дыма). В Библии говорится о вавилонском столпотворении, смешении языков-народов, когда отдельные роды их перестают понимать друг друга, вследствие небезызвестных законов о принудительном переселении племён, как имевших место в истории древнего Вавилона и Ассирии, во избежание военного заговора и восстаний рабов.

Осталось рассмотреть эквивалент слову доля в западноевропейских языках как представителях романо-германской группы народов в смысле части целого для того, чтобы найдти вероятный источник заимствования в эту языковую группу.

В английском часть — lot, part, portion, piece, allotment; share (при дележе) и quota, в смысле участи (судьбы, рока) — lot, fate, destiny, doom. На французском часть — la partie, la piece; и участь как судьба, рок — le sort, le destin, le fatalite. В итальянском (часть) — parte, frazione, (пай) — quota, parte; (участь, судьба) — destino, sorte. И в испанском соответственно parte, lote, porsion и suerte; destino. Для сравнения в латинском языке часть — pars и участь (судьба) — fatum. Доля переводится на английском как share, на французском partager, по-итальянски condividere, по-испански cuota, сравнительно с чем латинское participes. И как можно видеть, ничего подобного русскому формату в романской группе языков нет. Однако не так обстоит в германской группе, где интересующее слово доля в смысле части целого актуально в немецком как das Teil, нидерландском — deel, шведском — del, норвежском и датском — del, западнофризском — diele, diel, в сравнении с литовским — dalintis, dalis. Но в германских языках и в литовском лексико-семантическая связь между частью и счастьем (судьбой) или участью (роковым стечением) отсутствует как таковая, то есть форматы обозначающих для участи (судьбы, рока) в них не являются семологически тождественными и не представляют в таком случае определённого интереса. Возьмём для примера шведское del, которое имеет одно значение — часть: en del av semestern (часть отпуска), motorn delar (части двигателя), stadsdel (район города); синонимом в шведском является слово inslag. Но если с русского языка перевести слово доля на шведский, то оно обыкновенно переводится как «lott»: kolonilott (земельный участок под огород), arvslott (наследственная доля) и levnadslott (доля, судьба, жребий, участь). Таким образом в шведском слово lott, а не del, имеет двойное значение — «часть» и «участь», не говоря уже о «счастье» (швед. lycka).

Особняком в этом ряду держится английский язык, который сложно отнести к какой-либо одной группе языков, — романской или германской. В нём помимо рассмотренного lot в двух значениях присутствует слово dole как часть целого и как судьба, причём имеет оттенок небольшого материального вознаграждения, подачки и горя, или скорби; значение же судьбы (fate) считается устаревшим и в этом смысле не употребительным не потому, что в древнеанглийском языке второго значения слова не было, а появилось оно якобы вместе с норманнами, как полагает автор, но затем только, что в древнем обществе fatum не мог иметь абстрактного значения судьбы в целом и рассматривался лишь исключительно как её фатальная часть в смысле подачки, судьбы-злодейки и горькой участи. И таким оно пришло в современный английский и русский язык как фатализм, или невозможность исправить всё нежелательное, что произошло, поднявшись в этих языках до ultra-значения судьбы вообще. Достаточно противопоставить этому fart как большой куш, добрая судьба или сладкая участь, и современное фартовый, то есть удачливый, счастливый. Фатальность приводит к тому, что когда умираю от горя, то целый мир вокруг сворачивается в точку, становится как бы маленьким и очень частным, и замыкаясь в собственных переживаниях, уже ничему в целом мире не радуюсь, — горькая доля. Когда фарт сопутствует в делах, тогда будто летаем на седьмом небе от счастья, как сопричастные всей жизни, — сладкая доля. В религиозной традиции причаститься значит стать частью Христовых тайн, когда и целого мира будет мало. И поэтому счастье — это сопричастность в ком-либо, соучастие в чём-либо; сочувствие, содействие, сопереживание, сострадание, соблюдение. Примечательно, что фатальность в современном мире всё больше приобретает значение смертельного исхода, что не противоречит сказанному, так как смерть становится наглядным примером того, что невозможно изменить в принципе никому.

Английскими лингвистами слово dole не выводится из кельтских диалектов на Британских островах, поэтому оно возводится ими к древнеанглийскому языку в период с 450-го по 1100-й годы и дальше к гипотетическому прагерманскому: hypothetical prehistoric ancestor of all Germanic languages, including English. Но если же разобраться в том, что гипотетические носители всех доисторических германских языков, включая английский, перешли на северо-запад Европы с территорий на юго-западе и ассимилировали местное славянское население, то ничего необычного в том, что это слово наряду с другими словами стало лишь малой частью огромного суперстрата в английском, нет. И легко предположить обратное, что значительная часть местного славянского населения перешла на островную Британию, и поселившись на территории гипотетических носителей доисторических германских языков, включая английский, ассимилировалась с ними, оказав мощное субстратное воздействие на все германские языки, в том числе на английский, тем более что означенный период времени совпадает с Великим переселением народов, значительной частью которых были племена северных вандалов, экстрадированных в Британию римлянами. Не случайно английские и русские слова лексически и семантически поразительно схожи: be «быть», brow «бровь», beard «борода», dale «дол, долина», deal «дело», или dealing «делание», eat «есть», flame «пламя», folk «полк», goose «гусь», grab «грабить», guest «гость», crook «крюк», cheek «щека», milk «млеко, молоко», new «новый», nose «нос», pastor «пастырь», snow «снег», stall «стойло», stream «стремнина», talk «толковать», three «три», need «надо», widow «вдова». Этот список можно продолжить ещё далее: do not lean «не прислоняться» (to lean, льнуть) или компьютерная рема delete «удалить». С глаз долой, предполагает уход с видимого горизонта прочь. Английское слово arm, классифицируемое на основании полузакрытого корневого слога, и старославянское «рамо» как часть руки от плечевого сустава до локтевого на основе закрытого корневого слога, — сохранилось в болгарском рамо, плечо.

Этноним англы раскладывается на индоевропейское *an, а в старославянском носовой гласный ѫ «юс большой», развившийся в русское у, и как следствие, имеем восстановленную форму рефлексивного углы* множественного числа, известную как агляне с редукцией или агняне с метатезой носового гласного. Таким образом под этнонимом англы, по всей вероятности, подразумевались летописные угличи, жившие по соседству с тиверцами, самоназвание которых лексически соответствует более позднему англичане. Д. И. Иловайский в своей книге «Начало Руси» приводит известную легенду о разделе имущества между сыновьями Куврата, Котрагом и Аспарухом, в которой есть указание на южных угличей как на племена болгарские! В легенде рассказывается о том, что часть племени, вождём которой был Аспарух, переселилась на Дунай, покинувши ту местность, что «на их языке» (болгарском) называется «Онглон» или «Оглон» (вариант: Унгул или Ингул, без носового звука — Угол или Огол). Любопытно, что в контексте легенды на ту местность указывают названия двух современных рек на территории Украины — Ингулец и Ингул (Великий: в русских грамотах и межевых книгах). Ингулец является правым притоком Днепра, в то время как Великий Ингул впадает в Бугский лиман у Чёрного моря, являясь номинально левым притоком Южного Буга (ноль км от устья). Примечательно в этой связи, что английские этимологи возводят прилагательное принадлежности English не к языку исторических инглингов, к которым принадлежали первые князья и правители, мажордомы Швеции (ок. 850-1060 гг.), Норвегии (ок. 850-1319 гг.), восстанавливая это слово в духе древнерусской грамматики, — ingliskъ*, то есть аглицкий язык, но к английскому eng «узкий». Даже несмотря на то, что земли, как правило, называются по населяющим их народам, но народы по тем рекам, которые, как правило, протекают на их земле. Если идти ещё дальше, дойдём до Углича, одного из суздальских городов на Волге, упоминание о котором по летописным источникам относится впервые к 1148 году, получивший название по одной из версий оттого, что в этом месте Волга делает угол до Ярославля, а в Угличе надо было ехать на Ярославль, чтобы срезать угол Волги по прямоезжей дороге. Археологические раскопки также подтверждают в Угличе присутствие «скандинавской феодализирующейся знати» в середине X века! Проживавшее в Угличе волжское население, или волгари, ставшие «болгарами» в греческой письменной традиции, звались не иначе как угличане, а самобытное название города по летописям прослеживается как Угличе поле! Агликанская церковь. И сюда же добавим ещё английское название геометрической фигуры triangle, — треугольник, и историческое название Англии, страны англов с 825 года н. э. — Englaland.

Стало быть речь может идти лишь о продолжительном периоде времени, в ходе которого происходила этническая ассимиляция со всеми вытекающими из неё последствиями. Говорить об индоевропейском прошлом у английского языка в частности имеет смысл только лишь в том случае, в каком есть смысл говорить о древнеболгарском субстрате или древнерусском суперстрате, что согласуется с указанием А. Мейе о том, что славянские этносы являются носителями языка индоевропейского архаического типа, в словаре и грамматике которых не было обнаружено больших изменений в сравнении с греческим. Речь идёт скорее о гипотетическом вторжении пракельтов (800-700 г.г. до н. э.) с последующим вытеснением исконно местных племён бриттов, именуемых валлийцами, как предполагает сам автор, и называвших себя «cymri», и других представителей Гальштадтской культуры, пришедших уже следом из бассейна реки Роны в V в. до н. э., также с вытеснением гэльских племён и потомков новой волны племён из Бретани в начале III в. до н. э. (Латенская культура времён позднего железа) и последних бельгийских переселенцев. В результате союзные племена англов и саксов утвердились в Великой Британии, местные автохтонные племена были вытеснены к северу и на её запад в Уэльс (Wallis), а весь юго-восток территории оказался под влиянием новых пришельцев, получив название Англии, страны англов. Сегодня население Уэльса (валлийцы) имеет свой язык, самоназвание «кимры» и считает оскорбительным для себя, если их называют англичанами! Топоним «Wallis» происходит от англосаксонского vallis, стена (англ. wall), то есть русское «вал» и является экзоэтнонимом тех, кто ещё в VIII веке н. э. под предводительством короля Мерсии Оффы отгородил Уэльс валом или тем же рвом, более известном как «ров Оффы», остатки которого сохранились вплоть до наших дней (по-английски вал — shaft, ров — moat).

Казалось бы совершенно различные слова доля и дело на самом деле являются одной и той же формой вокализованного корневого слога, развившейся на базе словообразовательного модуля ||дл||, план содержания которых проверяется в соответствующей им глагольной форме обездолить (< рус. долить*) и делить, обозначающих процессы дезинтеграции целого и части, полноты и половины, единства и многообразия, и имеющие отношение к измерению и вычислению с формулой глагола делать, когда действие возможно лишь в определённое для этого время (год, месяц, день, час, минуту, секунду) и в определённом для этого месте по адресу (планета, страна, область, город, улица, дом, квартира). Таким образом любое действие (карма) становится судьбой и причинно-следственной связью в роковых обстоятельствах и измеряется уровнем счастья или несчастья в крови как желательной или нежелательной доли, что и привело к пониманию человеческой судьбы, — не как всей жизни человека, но как части общего дела или участи в целом, и что не идёт ни в какое сравнение с представлением о ней на ultra современном уровне понимания, так как прошлое и будущее пребывает за гранью очевидного, и поэтому не может быть известно. Это становится более понятно на материале языков славянской и романской групп народов, отчасти германской группы, полное описание структуры которых, как я думаю, ответит на многие интересующие нас вопросы, пока что не укладывающиеся в голове, в том числе и на вопросы происхождения английского языка, развитие которого проходило в этнически неоднородной среде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *