МОЛВА

Допустим такую ситуацию, при которой два человека ведут непринуждённый разговор. К диалогу присоединяется третий участник, после чего оживлённая беседа продолжается. Трилогия притягивает к себе четвёртого собеседника и общение между ними переходит на новый уровень. На какое-то время квартет замолкает, а его участники расходятся на все четыре стороны. Каждый из них встречает ещё троих, после чего всё повторяется заново, но в других уже местах и при иных уже обстоятельствах, и с разным уже контролем времени. Форма и содержание разговора при этом переходят вместе с ними из города в город или от веси к веси, пока не распространятся по всей известной ойкумене. Передача подобным образом одной и той же информации по эстафете в виде некоторого сообщения в пространственно-временном континууме осуществляется молвой. Замолви за меня словечко. Приписать молве.

Информационное пространство корнеслога на базе существующих однотипных моделей обуславливается одной или лучше несколькими формами сказуемых в устойчивых речевых (устного или письменного вида) формах сообщения. Лишь в нашем конкретно случае это формы имён действительных молоть и молить, образованных на базе корневого слога {мол}, буквальное значение которых по признаку выводится из концептуального молоть зерно или молоть языком. С чем сравнительны кофемолка как зернотёрка или безумолку, говорить всегда и везде; когда невозможно без того, чтобы не болтать языком; надо перетереть, то есть всё в подробности обговорить. В этом же смысле и концептуальное всё смолол (о еде), — перетёр зубами во рту и переварил; повелительное «рубай» — ешь. Ротовая полость представляется как бы физиологическими «жерновами», перемалывающими информацию, заключённую в продуктах питания, которые как известно делятся на плотскую пищу и пищу духовную. И как и любая пища, духовная, прежде чем быть усвоенной, должна пройдти проверку на искушение подобно плотской пище, прошедшей таковую на вкус. Таким же образом слова с данным модулем должны будут пройдти проверку по признаку перетирания, пережёвывания, раздробления или перерабатывания, то есть по однозначному признаку перемалывания. Ведь, когда что-либо перемалывают, оно становится гораздо меньшего размера, чем было до того раньше: целое дробится, большое уменьшается, великое обесценивается. И по этой причине всё незначительное и несущественное, как бы много раз перетёртое и пережёванное, переваренное и переработанное или перебитое, — одним словом измельчённое, как правило оказывается маленьким, то есть очень небольшим по размерам, либо мелким, то есть крошечным, зернистым. И чем тоньше помол, тем чище, белее, нежнее, благостнее.

Мальчик, ребёнок мужского пола (болг. малък, небольшой). Татарское малай, русское малой, что значит малый, буквально ‘мелкий’ (пацан), и тот же малыш; сравнительно с чем малютка, или малышка, — дитя женского пола. Малюта Скуратов, опричник Ивана IV. Малуша, имя рабыни, служанки. Мал, как есть имя древлянского князя, и возможно, рабского происхождения. Одушевлённые существительные мелюзга и малявка, — кто-то очень маленький и крошечный, например насекомое, и неодушевлённое мелочь, например, мелкие денежные купюры. Мелочи жизни, — то что больше не является в жизни существенным и значительным. Прилагательное милый совершенным образом применяется по отношению к детям и возлюбленным, потому что любовь к предмету умаляет, то есть как будто уменьшает в глазах тех, кто любит и кто любим. Ласкательное миленький значит буквально ‘маленький’, почитай что крошечный, а дословно «хорошенький такой» (котёночек, зайчик, петушок, слоник). Любовь таится в малом, потому что тот, кто по настоящему возлюбил, умаляет предмет своей любви и сам умаляется любовью, и в его душе не остаётся места высокомерию, гордыне, надменному. В этом отношении святые уподобляются малым детям, ибо малые дети, как ангелы, приближены к богу и таят в себе невысказанную нежность как любовь неизречённую. Имя знаменитого китайского философа Лао-Цзы означает «старый ребёнок». Помилуй мя Господи! — Уподобь меня малым сим, то есть умали меня, Господь, уподобив ребёнку, нищему в духе, ибо сказано ведь: дети войдут в царствие небесное. Подавая милостыню нищим и убогим, умаляемся на этом. Будьте милостивы, снизойдите до малых сих, то есть до нищих и убогих, став как малые дети. Милостивый государь. Милость как наименьшее состояние высокомерия, гордыни или надменного. Умиление, снисхождение до состояния невысказанной нежности, неизречённости любви. Милок.

Интересным, кажется, название национального блюда Молдавиимамалыга, та же каша из кукурузной муки, как образованное на базе закрытого корневого слога и сложной дупликации ма-малыга, сравнимо с русским словом «пепел». Каша-малаша и немецкое das Mehl, мука, порошок; мелкодисперсный продукт помола зерна. Мельница, хозяйственное сооружение с жерновами, приводимое в действие силами ветра или воды как ветряная или водяная мельница. Завод же по переработке зернового хлеба в муку называют мукомольным. Однако, до того как получить муку, необходимо перебить хлебные колосья, отделив зёрна от плевы. И с этой целью для обмолота зерна использовались ручные орудия труда, которые иначе как молотильными не назовёшь. Отсюда молотьба, или процесс добывания зерна из колоса, — проводилась как правило вручную теми средствами, названия которых могли разниться по диалектам от языка к языку и которые в обобщённом смысле могли называться молотилками. Данный вид сельскохозяйственных приспособлений первоначально изготовлялся из дерева, представляя собою две подвижно сцепленные гужевым ремнём палки, — что-то равное нунчаку, бывшее орудием убийства во времена крестьянских волнений. И по этой причине palice в чешском языке сохраняет значение (деревянного) молота. Представление молота как кувалды появляется значительно позже по аналогии, или по внешнему сходству железной кувалды кузнеца с деревянным молотом сеятеля; в любом случае удар молотобойца приходится сверху вниз. Лексически и семантически молот удовлетворяет условию правильности, так как слово образовано по природе, и поэтому сохраняет натуральное значение. Следственно, исходное значение (железного) молота как кузнечной кувалды, понятное из концептуальной формулировки между молотом и наковальней, восходит к исконному значению его как орудия обмолота зерна, семян. Молот ведьм.

Молния. Две концептуальные формулировки молния сверкнула и удар молнии наводят на пространные размышления о том, что такое есть эта самая молния? Она сверкает или только наносит удар, или то и другое вместе согласно каждой концепции? Разве то, что сверкает, не может ударить, а то, что наносит удар, не может сверкнуть? Для того чтобы получить ответы на все вопросы, обратимся к обожествлению грозного неба у балтийских славян, а точнее белых руссов (Alba Russia), олицетворённого в образе Перуна (Перкуна), метавшего одноимённые громовые стрелы — «перуны», — используя для того своё специальное оружие, — палицу-молот; не забывая при этом о значении чешского слова «palice» и об этимологии слова «палка», с помощью которой в древние времена чаще всего добывали огонь, ежедневно готовя еду и согреваясь у костра. В великорусских деревнях память о Перуне, если она вообще там была, поистёрлась от времени и напитков, но вот в белорусской глубинке помнят ещё распорядителя молнии. Ведь по-белоруски «пярун» — обозначение того снаряда, который поражает в непогоду; «гром» — это звук от удара, но «маланка» (молния) — вспышка света от него же, как огромная искра, а то, чем совершается удар, — «пярун» — нечто вроде каменной стрелки или молотка (по-Клейну Л. С.). Но еже ли поправить белорусских носителей народной памяти, то получается, что корневой слог модельного ряда маланка, означающего электрический разряд между небом и землёй, не проходит информационного сличения по признаку свечения, подобно тому как звезда ничего не сообщает о своём блеске, хотя бы и сверкала на небе. По этой функциональной причине молния, та же маланка, лучше всего соотносится с молотом, а не грозой, так как и то, и другое наносит удар сверху вниз, невидимый в случае с молнией, расщепляя например дерево. Это обстоятельство языковое самосознание запечатлело в удивительном образе Тора из древнескандинавских легенд, сопоставляемого с молниеносным дивом балтийских русов, и которому древние скальды приписывали ношение молота, суть дубовой палицы, позже осмысленной в искусстве как кувалда, хотя ничего подобного ей среди боевого снаряжения в древних захоронениях не находится. По крайней мере, до меня как автора этих строк не дошли известия, в которых упоминалась кувалда как часть воинского снаряжения, найденного в могилах. На их месте обычно находятся всевозможные топоры с односторонним лезвием и плоской тыльной частью, подменявшей молоток, или молоточком с другой стороны, иногда с остроконечным навершием. По этой причине под понятием молота в разных языках и диалектах может скрываться самый обычный топор, функция которого полностью соответствует корневому слогу {мол} по признаку перерубания, так как топор предназначен, чтобы рубить им на мелкие кусочки. Думаю, что и в руках Тора был всё-таки боевой топор, носивший что интересно, как если бы он являлся в образе человека, имя собственное Мьёльнир! И по сей день того, кто поражает своего врага не в бровь, а в глаз, русский язык называет вкрадчиво: — «Молоток!». Отсюда следует, что к белорусской модели маланка ближе всего по значению стоит русское слово гроза, как искромётная вспышка на небе, однокорневое слову грёзы, искромётные зрительные образы во сне и наяву; мечты: грезить, мечтать; видеть яркие сны. А вот слово «пярун» по значению ближе всё-таки к молнии как удару воздушной волны, несмотря на то, что структура самой лексики тесно связана с огнём или пламенем: пар, пир, прение, пиротехника, теоним Перун. В то же время «гром» во всех случаях без исключения оказывается звуковым проявлением ударной волны, — гремящий, громкий, громыхающий, но при этом громить, разбивать с криком, грохотом, так что хоть святых выноси. Но по отношению к речевой самодеятельности всё это выглядит в достаточной степени условно и неоднозначно. Ведь нередко под молнией понимают грозу, которая зачастую ударяет в дерево, сгорающее до тла на глазах многочисленных свидетелей, чего не скажешь о молнии, воздушный удар от которой не так всем очевиден. Вследствие этого имеем концептуальные формулировки грозовая молния и шаровая молния с экстраполяцией значения одного природного явления, — такого как молния, на другое, — такое как гроза. Наблюдая за природой во время сильного проливного дождя, можно заметить, что грому не всегда сопутствует яркая вспышка на небе, и гроза в свою очередь не всегда сопровождается раскатистым громом, а вот молния может мгновенно поразить в час грозы или в час грома, или одновременно с ними, или в момент их обоюдного проявления, — такого как грозогрома. Поскольку гром и грозы — это разновременные природные явления, постольку они являются следствием одного и того же феномена ударной волны с воздуха или собственно молнии!

Молох или рогатый демон, перемалывающий души умерших людей в аду, ради умилостивления которого приносили в жертву маленьких детей. Молох войны.

Молоко является продуктом переваривания пищи на выходе и квинтэссенцией того, что усвоено, а по сути перемолото, не только как плотская, но и духовная пища беременной самки (др.-инд. malu, естественные выделения у животных). Сравнимо с чем молоки, мужские семенные железы чисто белого цвета; сперма у рыб. Малафья то же. Трения между самцами и самками становятся причиной появления на свет молодняка, то есть нового потомства, а между мужчинами и женщинами — младенцев, новорождённых возрастом до 4-х недель и грудных детей возрастом до 1-го года жизни. Молодость, состояние, противоположное великовозрастному периоду жизни, пока дети растут и развиваются, примерно до 30-и лет включительно. Продолжительность всей жизни человека в 120 лет отмечается по разным независящим друг от друга источникам, подразделяясь на 4-е возрастные периода: молодость, зрелость, старость и ветхость. И возраст определяется по Сатурну, который-то с момента рождения и до самой старости делает один полный цикл вращения приблизительно каждые 30 лет. И возраст молодёжи, таким образом, может включать весь период молодости. Мóлодец, представитель подрастающей молодёжи, приближающейся к своей зрелости: детство, отрочество, юность, молодечество. И того отца, который в пожилые годы обзавёлся молодой женой и детьми, русский язык определяет настолько же — молодéц. Из древнерусской истории до нас дошли известия о княжеских молодших дружинах. Молодецкая удаль. Или в мире животных либо растений молодью обычно называется недавно появившееся на свет потомство; и гораздо чаще так говорят о рыбах. Молодая поросль.

Как таковые названия у разных представителей флоры и фауны семологически связаны с непроизводными основами на базе корневого слога с модулем ||мл||, значения которых развивались по этому признаку, выражающему как правило их небольшой рост или невеликий возраст. Малёк, рыбья личинка, как недавно вылупившаяся из икринки, похожая на головастика (мулёк, мелкая рыбёшка). Моль, чешуекрылое насекомое; мелкая рыба (в диалектах). Омули, лососёвые. Малина, ягода, представляющая в совокупности многочисленные и сросшиеся вместе ягоды-зёрнышки гораздо меньшего размера. Мул (народнолат. mūlus), итог скрещивания между самцом осла и самкой коня; в донаучную эпоху слово, обозначавшее отпрыска любых двух животных из разных видов, то есть гибрид, результат расщепления генофонда родительских особей и развития бесплодия в следующем поколении у животных как пресечение. Мулат, гибрид человека между европеоидной расой и негроидной: квартерон (1/4 негр. крови), окторон (1/8), терцерон (1/3); мусти (1/8) и мустафино (1/16) как местечковые ямайские названия; мюлатр (1/2), мюсти (1/8), грифф (3/4), марабу (7/8) и т. д.

В латинском же языке слова на эту основу выражают единицы измерения как их совокупное множество, — multi, много. Миллиметр, наименьший отрезок измерения длины в стандартных вычислительных системах. Миля (< лат. mille passum), сокращенное от миллеарий, расстояние в одну тысячу двойных шагов римских солдат на марше. Миллион, сто тем. Миллиард, сто тысяч тем. Молль, или количество вещества, определяемое числом частиц атомов, молекул, ионов и электронов и другого. Мелькать, появляться на глазах чаще обычного и в то же время исчезать. Мельтешить (перед глазами), внезапно появляться, тут же исчезая, пропадая, убегая; семенить (о ногах).

Смола, сок хвойных и некоторых других растений, а также название аморфных веществ, относительно твёрдых в нормальных условиях, мягких с повышением температуры. Мол, волнорез, насыпь из измельчённой породы (= итал. molo < лат. moles, насыпь). Мел, осадочная горная порода органического (животного) происхождения белого цвета, из мягкого и рассыпчатого кальцита; известняк. Писчий мел добывается из осадочных отложений мелового периода, богатых скоплениями ископаемых беспозвоночных морских организмов, — моллюсков, взрослые особи самого мелкого вида которых достигают в длину 0,5 мм. Стало быть признак с функцией переразложения имеет место, так как органическому материалу свойственно разрушаться с перегниванием его до мелкодисперсного состояния. Поэтому мель, песчаное, илистое дно водоёма; тина на мелководье. Обмеление как правило сопровождается заболачиванием водоёма, высыханием русла. Сесть на мель, ткнуться килем в песчаное, илистое дно, увязнуть в тине. Справедливости ради муль (яросл.), мутная вода, Мулянка (перм.), гидроним; украинское мул, белорусское муль, чешское mula «ил, тина». Мелкозернистые, песчаные или пылевые скопления какого-либо вещества, обильно смоченного влагой (соком, водой, слюной, слезой), ведут к образованию новых значений по аналогии с грязной, склизкой, цветной да аморфной природой ила, тины или песка: плакать, пачкать или красить. Не так страшен чёрт, как его малюют. В этой связи хотелось бы отметить племенное самоназвание смоляне, которое указывает на место проживания славянских родов в заболоченной местности, например среди болот белорусского Полесья, и на их город Смоленск в той же Белоруссии. Некие «смоляне» также известны на Балканах. А вот смельдинги, по версии изучавшего этот вопрос одного из исследователей западных славян, оказываются «жителями песчаной местности». Всё дело в том, что местность в нижнем течении Эльбы сильно выделяется на лоне прочих соседних областей и известна своими песками. Уже Адам Бременский упоминал, что Эльба в районе Саксонии «становится песчаной». Именно в районе города Дёмитц, как пишет исследователь, между двумя «деревнями с говорящими названиями Большой и Малый Schmölln находится самая большая внутренняя дюна Европы». Ветер разносит песок отсюда на дальние расстояния, отчего окружающие эту область почвы оказываются неплодородными и одними из самых малозаселённых во всём Мекленбурге (лит. smelis, лтш. smiltis, песок). Позднейшее обмеление всей этой территории датируют периодом активной вырубки лесов, приписываемой славянам. При желании возможно проследить и ту связь неплодородной почвы и бесплодного скота, которая обнаруживается на уровне немецких топонимов и прибалтийской лексики. Смальта, непрозрачное цветное стекло, получаемое по специальным технологиям выплавки кварцевого (кремниевого) песка или муки (нем. Schmalte, то же, schmelzen, плавить). Близко к этому эмаль, глазурь (ит. smalto), эмульгаторы и эмульсионки. Сравнительно муляж (фр. moulage от mouler, мулевать), слепок с предмета из какого-либо структурно-аморфного материала (гипса). Маляр (нем. Maler, живописец) — профессия работающего специалиста по окраске зданий, сооружений, оборудования, инструмента и пр.

На уровне речевой письменной и устной деятельности функция корнеслога по признаку осуществляется через концептуальную формулировку что он такое мелет или чушь мелет, проговаривает, перебирая в уме части речи в падежах и склонениях и звуки речи в артикуляциях согласных и гласных, также смысл и тон речи. В норвежском функциональность языка выражается в семологически тожественном слове mol, язык, bokmol, язык литературы. Говорить книжным языком. Малява (арго), записка. В русском языковом самосознании сказочный герой-молодец Емеля представляется эдаким простачком-дурачком, из-за того что, как думается, всё время мелет своим языком, а не занимается делом. Мол употребительно как часть речи в том случае, когда надо передать в более менее подробном изложении слова и словосочетания заимствованной речи. Мелодия как последовательность отдельных звуков, образующих ладовое целое с одного распева. Мелизм, часть мелодии, исполняемая нараспев в один слог, как распев слога. Молчание как продолжение диалога в процессе слушания, необходимое для полноценного усвоения предмета разговора, темы доклада или ремы урока либо лекции. Поговорка когда ем, я глух и нем в такой же мере применима и к духовной пище. Информация к сведению принимается как правило молча, так как одновременно говорить и слушать одному и тому же человеку практически невозможно: он либо говорит, когда его слушают, либо молчит, когда слушает сам. В любом случае молчание перемелет приходящую извне информацию. То есть слушатель в инфопроцессе мол пережёвывает, проглатывает, усваивает и выделяет, иначе воспроизводит. Отношение к молчанию выражается в словах промолчал значит «зажевал (проглотил)», молчит значит «сопли жуёт». И это «пережёвывание соплей» навряд ли для кого будет желательным в ближайшей перспективе, и может быть поэтому-то на одно досужее слово каждый норовит запастись десятью в виде «трёхэтажного» либо «двадцатипятиэтажного» мата. Но как бы там не было молчание всё перемелет, лишь бы только своевременно воспроизвести усвоенное, так сказать сублимировать, для того чтобы не впасть в душевное состояние близкое к пищевому отравлению с головными болями и тошнотой, рвотой и поносом, в этом случае словесным. Молчание выражается как анализ и синтез входящих данных на уровне мозга и сердца и прекращение их утечек вовне. В этом смысле молчание можно сравнить с молитвой, которая будучи перманентной частью рутины, перемалывает семена будущих желаний. Простая молитва действует на уровне головного и спинного мозга, как будто бы слетая с языка, совершенная молитва протекает в глубине сердца, когда душа, пребывая в молитвенном состоянии, обращается к безмолвию, существованию «без молвы», как абсолютному и безусловному молчанию, при котором любые ментальные переживания «пережёвывания» на уровне ума прекращаются пока не исчезнут совсем. В безмолвии ищущий самого себя получает окончательное освобождение от последующих перерождений, вызываемых к жизни скрытыми аффектами и бессознательными реакциями. Скифское имя Замолксис, которое носил полумифический социальный и религиозный деятель реформации и чей культ связан с обретением безмолвия души или учением о счастливой жизни в загробном мире, что приближает его к мистериям, в нашем контексте получает дополнительный смысл и этимологию именно в форме записи Σάμολξις, то есть тот, кто замолчал, погружённый в безмолвие. По словам Геродота его почитали геты как за единственного бога, считая себя бессмертными, потому что по этой их вере они не умирают, а отправляются после смерти прямо к Замолксису, их демону…

Таким образом, молва естественно переходит в молчание, молчание перетекает плавно в молитву, неустанная молитва, перемалывая семена будущих желаний, переводит сознательный ум в духовное безмолвие. Другими словами, молва — толкование с внешним человеком, или тобой самим, молчание — толкование с внутренним человеком, или собой самим, молитва — толкование с вездесущим богом, а вот безмолвие как то, что приходит вследствие молитвы, последует за нею, то есть чистота сознания блаженства. Оттого жизнь и быт языков-народов представляются как бесконечная толчея перед лицом Бога, а движение планет и созвездий на небосводе божественными «жерновами» Вселенной, неумолимо низводящими душу человека до существования на уровне судьбы и рока.

Под понятием молвы в науке скрывается социальное явление аккомодации как стратегия речевой коммуникации, или поведения и деятельности, в результате которой добиваются уменьшения либо увеличения дистанции общения между собеседниками, как их приспособление к природным предпосылкам и процессу выбора языка общения. Часто аккомодация проявляется в виде конвергенции, при которой участники разговора подстраиваются под акцент или диалектные особенности и другие языковые характеристики собеседника; реже встречается в виде дивергенции, когда говорящий старается воспроизводить свой язык как не похожий на язык собеседника, чтобы подчеркнуть социальную дистанцию и выразить своё неодобрение. Как правило, аккомодация проявляется в личной беседе, теория которой разрабатывается в рамках социально-психологического эксперимента в области лингвистики, объясняющей место и роль когнитивных и эмоциональных процессов и явлений в социальной коммуникации, когда все участники общения приспосабливают собственные речевые стили друг к другу, с целью получить социальное одобрение слушающего, а также в целях высокой эффективности общения либо поддержания положительных межличностных отношений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *